Russian translated HN (The Great Scream & Aftermath)

Thanks to Niysiechka for supplying the translation :)
The Great Scream and Aftermath (Russian)

Оригинальный текст: Carl Palmner
Редакция: Malfhok
Перевод на русский: Google Translator и Мультяшка Ю
Литературная обработка: Мультяшка Ю
happy

Во-первых, немного предыстории.
Когда мы пришли в Пещеру в 2006 году, то были там не первыми. До этого уже предпринималась одна попытка восстановления.
Совет по восстановлению Д’ни (D’ni Restoration Council, или DRC) первоначально состоял из пяти учёных. Это были: Ричард Уотсон, Икуро Кодама, Майкл Энгберг, Виктор Лаксман, и Мэри Сазерленд. Их первая попытка закончилась неудачей не только из-за отсутствия финансирования, но и из-за непредвиденных обстоятельств. Главным из таких событий стало появление Йиши, дочери Атруса. Её таинственные способности к изменению Эпох и воздействию на них посеяли хаос в рядах любящего порядок DRC. И к тому же, она не сошлась с Советом во мнениях по многим основным принципам.
Путешествие, в котором она отправила нас к порабощённым Барро, привело к расколу среди исследователей, и даже часть главных сотрудников DRC (Дуглас Шарпер и Фил Хендерсон) перешли на сторону Йиши.
Результатом этой разобщённости стало то, что первая реставрация закончилась провалом и DRC возвратился на поверхность с поражением. Но вернулись не все. Их лидер, доктор Уотсон, разочарованный несбывшимися надеждами, отправился в странствия, стремясь найти ответы.
Последним свидетельством его деятельности был дневник, оставленный в шахте, ведущей из пещер Д’ни к поверхности. Вы и сегодня можете прочитать этот журнал, лежащий в месте, которое теперь называется Спуск.

Наша история, по правде говоря, начинается в момент, когда не было никакой официальной деятельности в Пещере. Я говорю “официальной”, потому что многие продолжали слышать зов Йиши и прибывали тайком, для того чтобы самим пройти “Путешествие”, и освободить от рабства одного Барро.
В конце концов, те кто приходил в пещеры, нашли друг друга, а также вернулись четверо оставшихся членов DRC. Финансирование отсутствовало, поэтому какое-то время восстановление не проводилось. Исследователи ограничивались посещением уже открытых областей и размышляли над неразгаданными тайнами. Самыми популярными были вопросы о местонахождении Йиши и доктора Уотсона, которые как сквозь землю провалились.

А теперь мы переходим к важному дню – 19 декабря 2006 года.

Это был день Великого Крика.

Да-да, эта история началась с крика. Он был настолько громким и мощным, что дошёл до всех эпох и самых отдалённых уголков Пещеры. И каждый, кто только мог, услышал его.
И, конечно же, это был крик Барро.
Когда это произошло, каждый исследователь, имевший книгу Релто, был перенесён на свой домашний остров, а некоторые исследователи без книг – попали в Пещеру.
Мы с ужасом обнаружили, что все книги перемещений исчезли с наших полок! Все они снова нашлись снаружи, но выглядели так, будто мы никогда их не трогали. “Путешествие” практически было возвращено в исходное состояние, даже наши “рубашки Йиши” исчезли.
Кроме того, крик привёл к резким структурным изменениям в Д’ни. Обеспокоенные возможной нестабильностью пещеры DRC быстро отгородили опасные районы, ограничив нас только небольшой частью Ае’гуры и Соседствами.
Никто до сих пор не знает, что и зачем вызвало Крик.
Вскоре после этого DRC объявили, что найден новый источник финансирования и начинается работа по восстановлению от нанесённого ущерба и расширению исследований. Началась вторая реставрация! Новые люди, никогда не видевшие Д’ни начали стекаться под наши знамёна. Это был период нервного ожидания…

Со временем исследователи начали терять терпение из-за медленных темпов восстановления пещеры. Некоторые обвиняли Кейт Александер, женщину, которая была новым спонсором DRC. Она контролировала деньги и имела власть над DRC, что многих откровенно раздражало. Другие обвиняли самих DRC, особенно Майкла Энгберга, выступавшего за осторожный подход к делу. Но, в основном, исследователи просто спорили между собой, от скуки.
Главной темой наших обсуждений в те дни были Барро. Cyan Worlds только что выпустила финальную игру Myst, и в ней Барро были изображены освобождёнными от рабства. Многие из нас теперь считали “Путешествие” чисто символическим, поскольку Барро были уже свободны. Исследователи недоумевали: если дела действительно обстоят так – то почему мы не в курсе?
Нашлись даже те, кто взял Колонны “Путешествия” обратно, в знак протеста против Йиши, как казалось, отвернувшейся от нас.
Вы должны понять, как мало мы тогда знали о том, что происходит на самом деле. Попытайтесь представить, как в то время выглядела Пещера. Нет Джалака, нет Минкаты. Нет Садовых Эпох и Станций наблюдения. Даже нет пользовательских маркерных миссий. Только Ае’гура, Соседства и Эпохи “Путешествия”. И всё!
Боюсь, что наша скука привела к мелочным спорам…
Если хотите пример того, насколько разделёнными мы стали, просто посмотрите в интернете старые сообщения о том, что позднее было названо “облом связей”. DRC попросили исследователей назначить пятерых специальных делегатов в качестве посредников. Но зависть, нерешительность и крики об их элитарности, привели в смятение первую (и последнюю) в истории контактную группу, и вызвали её отставку.
Мы были настолько разобщены и эгоистичны, что даже не могли назначить посредников!

Йиша (а может быть Барро) должно быть, знали о нашей раздробленности, поскольку вот что произошло дальше:
DRC надеялись развеять недовольство исследователей, выпустив нечто совершенно новое. Они дали нам Эпоху Эдер Делин, никогда раньше не доступную широкой общественности. Но случилось то, чего DRC совершенно не ожидали!
Вы наверняка уже видели Дверь и “Полотна” в Делине. И зная об их существовании, вы знаете больше чем DRC тогда. Потому что до того дня, как книги перемещения были размещены в Соседствах, никаких “Полотен” и Дверей не существовало.
DRC не могло объяснить это явление, но ни для кого не было секретом, что эти “Полотна” очень походили на аналогичные предметы из “Путешествия”, данного Йишей.
Я думаю, она, или, возможно, некоторые доброжелательные Барро, наблюдали за нами с неодобрением.
Вы понимаете, в отличие от всех предыдущих, для решения этой загадки требуется единство и взаимодействие. Чтобы открыть эту дверь, исследователям пришлось забыть о своих разногласиях и работать вместе. Несомненно, это было важным уроком. Мы должны были оставаться вместе и прекратить борьбу, если хотели противостоять будущим угрозам.
А угрозы, безусловно, были. И первым нам об этом рассказал Ник Уайт.

Ник являлся сотрудником DRC, но в отличие от своего начальства, он был очень открытым и приветливым с исследователями. Это и обеспечило ему большую популярность. Ник принимал нас, и сам навещал наши Соседства. Во время одного такого визита он и рассказал о том, какие Эпохи планировало выпустить DRC. К тому времени у нас уже был Эдер Тсогал (в котором тоже появились таинственные “Полотна”).
Так вот, Ник рассказал нам, что всё будет по другому в новой Эпохе, открытой для посещения. Эта Эпоха, называвшаяся Негилан, когда-то была домом для огромного и разнообразного царства дикой природы. Д’ни построили там станции наблюдения для изучения фауны. Именно эти станции и планировалось открыть.
Но что-то происходило в Негилане. Нечто, касавшееся животных… Их численность резко снизилась, и никто в DRC не знал, почему. Был ли это хищник? Болезнь? Человек?
Что-то убивало их.
Но DRC не обратил внимания на эту угрозу и всё равно открыл Негилан. Как и говорил Ник, шансов увидеть животных было очень мало. Конечно, иногда забредал случайный урвин, или двуххвостые обезьяны выдавали наличие жизни здесь, но, в основном, вокруг были только растения.
И снова исследователи спорили, что же убило животных:
– Это хищник!
– Нет, это болезнь!
– Да вы что! Это Барро виноваты!
И так далее, и тому подобное…

Порой требуется время, чтобы усвоить урок…

Несмотря на страхи исследователей, и предостережения Энгберга и других, Кейт Александер настаивала на скорейшем выпуске новой Эпохи в той же области. Так что прошло всего две недели до того, как нам была представлена новая станция наблюдения, называвшаяся Дерено.
Вокруг Дерено бурлила жизнь. И это не изменилось до сих пор.

Именно в то время в Пещере появилась дочь Майкла Энгберга. Да, это случилось как раз на следующий день после выхода Дерено.
Её звали Уиллоу, но мы называли её Уили. Она была обычным подростком. Все видели её уже столько раз, что считали кем-то вроде члена семьи.
В тот день она хотела посетить станции наблюдения, в которых до этого не была. Мы показали ей Негилан, а затем и Дерено. Негилан Уили понравился больше.

Говорить об Уили, это… трудно…

Сокращение популяции животных в Негилане стало серьёзной проблемой для DRC, и было решено, что небольшая группа исследователей рискнёт выйти наружу из станции наблюдения, чтобы попытаться разгадать эту тайну.
Экспедиция состояла всего из трёх человек. Одним из них был популярный и харизматичный Ник Уайт. Вторым – Дуглас Шарпер, недавно вернувшийся в Д’ни с поверхности.
Шарпер раньше работал на DRC, во время первой попытки восстановления Пещеры. Но напористый характер и и сочувствие идеям Йиши принесли ему неприятности с DRC, и он не был восстановлен в своей прежней должности начальника отдела Теледанн. Зато – Дуглас был опытным охотником, и Совет попросил его возглавить экспедицию.
Третьим был один из наших, исследователь по имени Rils. Он стал известным, основав небольшое сообщество, занимавшееся исследованием животных этой планеты.
Думаю, не нужно объяснять, насколько мы завидовали Rils, попавшему в эту экспедицию! Как потом оказалось – зря…
Они успели отойти совсем недалеко от станции, когда наткнулись на туши жестоко убитых животных. Зрелище и вонь были настолько ужасны, что все трое поспешили прочь из этой Эпохи. Ник и Rils были в глубоком шоке, и ещё долго не могли прийти в себя.
Шарпер, у которого было больше опыта в таких вещах, был абсолютно уверен, что животные были убиты хищником, причём совсем недавно появившимся в окружающей среде. Кроме того, он заявил, что несомненно существо было крайне опасным и оно бессмысленно убивало даже огромных страшных хищников, обитавших в Негилане.
И, что самое ужасное, оно не поедало свою добычу, а, по-видимому, просто испытывало радость от убийства.
Можно не говорить, что новость о безумном убийце, бегающем по Эпохе, многих жутко перепугала. А DRC обругали Шарпера за разглашение подобной информации.

Несмотря на опасность, DRC продолжил свою работу, и вскоре открыл для посещения ещё две станции. Я говорю: “несмотря на опасность”, потому что мы вскоре узнали, что станции были не отдельными эпохами, как мы считали. Они были частями одной Эпохи, которую исследователи прозвали “Резиксев” (Reziksehv), или Эпоха Коконов (Pod Age). Это означало, что когда мы посещаем станцию наблюдения (Кокон) – любую станцию – то всегда есть шанс быть замеченным тем самым хищником.
И вот такими, тревожными и зловещими, были первые полгода второй попытки восстановления.

Несмотря на уроки Эдер Делина и Эдер Тсогала, исследователи по-прежнему были разделены и постоянно спорили о Барро и других вещах.
Не добавляло спокойствия и знание того, что какая-то жуткая тварь бродит в новейшей Эпохе, а DRC этого будто не замечает.
И, что хуже всего, где были те, у кого мы бы могли попросить совета?
Где был доктор Уотсон, идеи и мудрость которого руководили прошлым восстановлением?
Где была Йиша, создавшая великолепное “Путешествие”?
Почему они покинули нас??!

Что-то должно было случиться, чтобы разрушить напряжённость в Пещере, и объединить нас…

End :)

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s