Russian Deception Translation

NOTE FROM DTC: Just because the site is in archive mode doesn’t mean I won’t be adding translations when I receive them. ;)

часть пятая 

Обман.
Оригинальный текст: Carl Palmner
Редакция: Malfhok
Перевод на русский: Dagnarus
Литературная обработка: Мультяшка Ю aka Niysiechka

Кратко напомним, что Шарпер убил баро, в качестве возмездия за смерть Уили, но как оказалось, убитый оказался одним из хороших. Вполне живой Фил Хендерсон, неожиданно вернувшийся в пещеру, объяснил, что баро, подстреленный Шарпером, добровольно пожертвовал собой, чтобы защитить нас от своих враждебных собратьев. А сами баро впервые близко взаимодействовали с исследователями.Прошёл месяц с возвращения Фила, и мы не видели ни его, ни кого-то из баро. Все немного нервничали насчёт гражданской войны баро, а события этой недели никак не облегчили наш страх.

Неделя началась, я бы сказал, с Марша Цветов, которым являлось очень, очень странное поведение Фила Хендерсона.
Он появился в одном из соседств, на мосту над садом, разговаривая об оттенках и их важности. Говоря о том, как красивы цвета и как они полезны. И очень волнуясь о том, нравятся ли цвета «Ему», Фил продолжал разговаривать о таинственном «Нём», утверждая о скором «Его» прибытии.
К несчастью, Фил совершенно не хотел рассказывать, кто такой «Он», но сильно надеялся, что «Ему» понравятся цвета!
Марш Цветов закончился в Киреле, и многие из нас позже предположили, что Фил просто пытался сообщить нам, насколько важны Гильдии, учитывая, что Гильдии различались по цветам.Или так, или же он просто скурил слишком много Теледанских грибов…

Кейт Александер тоже появилась в этот день, лишь упомянув, что она надеется на скорое открытие Залов гильдий.
Как вы знаете, DRC обещало открыть по частному Залу для каждой Гильдии, и Кейт надеялась, что сегодня будет день открытия. Однако, оказалось, что мы не сможем взглянуть на них до следующего дня.

Когда Кейт пришла сделать объявление об открытии Залов, многие исследователи захотели узнать о Филе и его душевном состоянии. Но Кейт отказалась отвечать на вопросы о Филе. И о баро. Она зашла настолько далеко, что даже заявила о своём неверии ни в какую «войну баро», пока не увидит это собственными глазами.
Довольно глупое утверждение, скажу я вам. Впрочем, Кейт не была известна тактичностью и проницательностью.

И конечно, мы в этот день снова видели Фила, повторяющего о цветах и о «Нём», раз за разом. Я думаю, многие пришли к заключению, что «Он» был просто глюком Фила, но Шарпер направил нас на верный путь.

Шарпер прибыл в Святилище Наблюдателя, чтобы рассказать о войне баро. Он сказал, что война, скорее всего, доберётся до Пещеры и вражеская группировка вполне способна разрушить Д‘ни. Также он рассказал, что хорошие Баро проиграли войну. И напоследок сообщил, что знает личность «Его».Шарпер сказал, что встречался с «Ним» и точно знает, про кого говорит Фил, однако отказался раскрыть нам личность таинственной персоны. Он только упомянул, что надеется – мы послушаем «Его», когда «Он» придёт.

Ещё он рассказал, что собирается открыть давно закрытую область, которая, возможно, будет полезна, если война баро доберётся до Пещеры.
Это оказалась старая шпионская комната Шарпера, использовавшаяся им во время Первой попытки Восстановления для слежки за DRC. В ней он оставил украденную у Фила книгу Релто.
Шарпер пообещал, что скоро откроет это место, чтобы мы снова могли пойти туда. И на следующий день выполнил обещанное.

Релто Фила не было единственной новостью этого дня. Помните Майкла Энгберга, члена DRC, потерявшего свою дочь из-за враждебного баро? Во время траура по Уили, Энгберг, казавшийся сошедшим с ума под конец недели Шрамов, бродил по округе и, внезапно пробормотав имя Уотсона, убежал.(Уотсон являлся лидером основателей DRC, пропавшим без вести в конце Первой попытки Восстановления.)

Но Фил был не единственным человеком, способным эффектно возвратиться. В тот же день, когда Релто Фила стало доступным, вернулся Энгберг.

Он появился в Ае‘гуре, и исследователи были невообразимо рады снова увидеть его. Как и Мэри Сазерленд, член DRC, сразу же вышедшая навстречу, услышав о его возвращении.
Их разговор не был долгим, и Энгберг отказался говорить о том, что испытал, или где пропадал. Однако это не повлияло на сплетни о том, что Энгберг являлся таинственным «Им», о котором говорил Фил.

Эти сплетни были ошибочными.

Я не знаю разговаривал ли Энгберг с кем-нибудь с того дня. Он постоянно держал всё в себе и старался не привлекать внимания…

Но очень, очень поздней ночью, кое-кто ещё вернулся в Пещеру, тот, кого мы давно ждали.
Доктор Уотсон.Уотсон появился в Фойе Концертного Зала и довольно скоро был окружён толпой восторженных исследователей. Он был уверен в том, что знает, кого Фил называл «Он». Фил имел в виду Уотсона.

По всей видимости, они оба провели много времени вместе с баро, находясь вдали от Пещеры. Уотсон сказал, что он не настолько хорош в общении с баро, как Фил, и подтвердил слухи о гражданской войне, в которой, по его словам, проигрывала хорошая сторона.
Под конец он поделился с нами замечательной новостью: Йиша оставалась поблизости и до сих пор проявляла участие. Она находилась в Релишане вместе с уцелевшими д‘нийцами.

Уотсон признал, что не уверен, как поступить теперь, когда он вернулся, и, извинившись, удалился. Но на следующий день пришёл снова.

После короткого визита Шарпера в Святилище Наблюдателя, Уотсон тоже показался там. Он напомнил о том, о чём мы уже догадались: баро были свободны. События Пятого Миста были более или менее правдивы.
И он знал об этом, потому что это он вернул скрижаль баро и освободил их от рабства. Он сказал, что более не верит в возможность физического восстановления Д‘ни.
Однако, он также сказал нам «найти путь и создать приют».

Тем временем, некоторые исследователи были на Релто Фила, вместе с самим Филом.
Мы собрались там огромной толпой в тот день. И Фил тоже пришёл, чтобы сказать речь.Большинство его слов являлись беспорядочными и бессвязными, но было несколько вещей, невероятно глубокомысленных при расшифровке.
Он сказал нам: «Ответы прямо здесь, народ. Вам просто нужно слушать».
Когда же мы спросили, что нам нужно услышать, прозвучал ответ, «Её».
Я мог лишь предположить, что он имел ввиду Йишу, однако, что мы должны были от неё услышать, было неясно.

Фил медленно отступал назад, а потом прыгнул с обрыва.
У него была новая книга Релто на поясе. Единственное, что могу предположить – он использовал её во время падения.

Больше я его не видел.

Надеюсь у него всё в порядке. Я постоянно вспоминаю его слова, «Ответы прямо здесь, народ. Вам просто нужно слушать».

Через день после одновременного выступления Фила и Уотсона, Уотсон прибыл в одно из соседств и произнёс речь. Не хочу пересказывать её всю, т.к. она была очень длинной, однако, весьма рекомендую вам прочесть её запись, которую можно найти в сети.Среди прочего, Уотсон высказался о поддержке Гильдий. Многие исследователи выразили интерес относительно роли Гильдий в Падении Д‘ни. На что Уотсон ответил, что виноваты были не Гильдии, а гордыня.
Он призвал исследователей присоединяться к Гильдиям и так же попросил быть подальше от гордыни и разногласий. Между нами снова возникал разлад, и Уотсон дал полезный совет. Он подсказал, что здесь многим следует подучиться объединяться, и не противостоять своим же.
Он сказал, что больше не считает, что пещера должна быть заселена, хотя он продолжает чувствовать, что мы ещё многому можем здесь научиться. Но эти уроки мы должны будем применять уже в другом месте.
Он предостерёг нас насчёт баро и заверил, что врагу не нужен смысл для разрушения. Это было разрушение ради разрушения.
Я процитирую то, что посчитал самыми важными отрывками из речи Уотсона:
«‘Хорошие‘ баро, защищая нас, создали великий обман для успокоения нашего разума – иллюзию, что здесь, в Пещере, и в Эпохах всё хорошо…»
“Мы говорили о том, что ‘разрушение приближается‘”.
“В частности, я считаю, что разрушение приближается к Пещере, но могу и ошибаться”.
“Вполне возможно, что разрушение намного масштабнее этого”.
Он продолжал, рассказывая, что Йиша боролась за нас. Она уже побывала в сотнях Эпох, в поисках разрешения конфликта баро, или хотя бы возможности защитить нас, когда хорошие баро станут слишком слабы, чтобы делать это.
Но, сказал Уотсон, похоже, она не найдёт то, что сейчас пытается отыскать в Эпохах. Именно поэтому и важны Гильдии – нам нужно находить новые Эпохи, чтобы исследовать их и искать решение проблемы с баро.
Поскольку война приближается, а хорошая сторона несёт потери – если мы не найдём способа защититься, то можем оказаться следующей целью…

конец пятой части

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s